Vitamins, Supplements, Sport Nutrition & Natural Health Products

НОВАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ

Анастасия сидела под кедром в светло-сером льняном платье. Руками обхватив колени и чуть наклонив голову, она смотрела на водную гладь озера.

Я не сразу подошёл к ней. Некоторое время стоял вдалеке и наблюдал за тихо сидящей на берегу отшельницей.

Нет. Не подходит это определение для Анастасии. Скорее можно назвать отшельниками людей, живущих в современных квартирах.

Живёт в квартире человек и не знает даже соседей по лестничной площадке.

Идёт по улице такой человек, и нет ему дела до проходящих мимо людей. Как и встречным, и попутным прохожим нет дела до идущего человека.

Значит не страшно, когда один живёт человек. Гораздо страшнее, когда он одинок среди людей, ему подобных.

Вот сидит Анастасия одна на берегу таёжного озера, но бьётся в унисон её сердце с миллионами людских сердец, в разных странах живущих.

Кто-то подругой её называет, кто-то сестрой, будто родственники.

А тихо сказанные её слова спокойно проходят сквозь нескончаемый поток информации, гремящей, визжащей с экранов телевизоров и от множеств других источников.

Проходят её слова и воспринимаются людьми. И услышавшие слова эти, в ответ гитарною струною и песней отвечают, а часто делом. Строят по-иному жизнь свою.

И дедушка... Впервые видел я, как пылко изъяснялся он, просил, чтобы я о вечности поговорил с Анастасией.

Когда я сел рядом, она повернулась ко мне. Ласковый взгляд серо-голубых глаз успокаивал. Некоторое время мы просто смотрели друг на друга.

И я, словно не контролируя себя, взял её руку, быстро поцеловал и положил обратно на её колени.

На щеках Анастасии вспыхнул румянец, ресницы её затрепетали. И на меня ни с того ни с сего какое-то смущение нашло.

Как странно смущаться женщины через десять лет знакомства с ней! И как приятно.

И чтобы неловкость от смущения преодолеть, я первым заговорил:

— Сейчас, Анастасия, я с твоим дедушкой общался.

Он как-то необычно, взволнованно говорил о необходимости каких-то слов о вечности.

Он говорил, что эти слова должны быть такими, чтобы человек не только умом или разумом их смог понимать, но и чувствами.

Это — действительно важные слова?

— Да, важные, Владимир. Но не слова — осознанность важна людская. Чтобы она возникла, конечно же, слова необходимы. Осознанность вечной жизни поможет образ жизни человека совершенным сделать.

— Но, какая связь между образом жизни и осознаньем вечности?

— Прямая. Сегодняшние люди считают, что могут жить лишь несколько десятков лет, после чего, навечно покидают жизнь, уходят в никуда. Меж тем, жизнь человека может быть вечной. Об этом так сказать необходимо, чтоб понял каждый или большинство людей.

— Но, ты об этом говорила. И в разных книгах я писал слова твои.

— Да, говорила, но, видно, непонятной речь моя была, иль очень сильными внушения о бренности людского бытия тысячелетия творили. Найти необходимо новые слова и аргументы.

— Ну, так ты и попробуй найти.

— Попробую. Их, видно, вместе с теми, кто поймёт, искать необходимо.

— Но, ты сначала приведи свои.

— Хорошо. Быть может, так сказать необходимо...

Большинство живущих на земле людей считают, что сами жизнь планируют свою.

Выбирают профессию, создают семью, рожают детей или, наоборот, отказываются заводить детей.

Но, несамостоятельны во многом их решения. На них большое влияние чужая воля оказывает, действующая через общественное мнение.

Например, есть у вас предмет такой. Называется он «вешалка для одежды».

Однажды кто-то решил усовершенствовать предмет тот: использовать, как вешалку для одежды, человека самого.

И появилась профессия, называемая «манекенщица» — от слова «манекен». Незавидная эта профессия, не присущая предназначению человека.

Но, кто-то решил сделать её одной из самых привлекательных и сделал. Стали показывать живых манекенов в разных журналах цветных и передачах по телевизору, рассказывать об их, якобы, счастливой жизни.

Говорить, как много они получают денег и как богатые люди хотят на них жениться.

Миллионы девушек молоденьких стали мечтать сделаться лучшей в мире манекенщицей, а следовательно — счастливой.

Миллионы девушек молоденьких в разных странах стали совершать всевозможные действия, добиваться иллюзорной славы.

Одна из миллиона становилась известной манекенщицей, по сути, оставаясь, при этом, всего лишь живой вешалкой для одежды.

Остальных постигает разочарование в жизни, так как их мечта не осуществилась.

И произошло это потому, что не смогли они самостоятельно определить своё предназначение, а стали строить жизнь свою, под воздействием чужой воли.

Примеров множество подобных можно привести, когда мужчины, женщины и даже дети стремятся к иллюзорным ценностям, пренебрегая предназначением своим.

И в целом, людское сообщество из таких людей, куда стремиться может?

Как считаешь ты, Владимир?

— Да никуда оно не стремится, сообщество это людское. Вон, в нашей стране, России, ни одна партия, да и государство, в целом, вообще никакой программы по строительству будущего не имеет.

Из сказанного тобой меня заинтересовало, Анастасия, определение предназначения человека. В чём оно? Как определить?

— Пусть мысль твоя, Владимир, и других людей попробует познать творенья Бога, Его программу — мечту.

— А разве это возможно — познать мечту Бога?

— Возможно. Он ведь, ничего не скрывал и не скрывает от людей — своих детей.

Мудрёных текстов не писал, всё на примерах показал. И первое понять, почувствовать необходимо каждому: какие к вечности ведут деянья человека.

Подумай сам, Владимир, почему создавший мир многообразный и живой не создал Бог автомобиля, телевизора, ракеты, в их виде нынешнем?

— Может, он просто не сумел создать, а человек — сумел?..

— Он создал всё необходимое для человека: способы передвижения, воображения есть в человеке, с помощью которого картинки можно видеть лучшие, чем на экране телевизоров рисуют.

Осваивать Вселенские планеты может тоже человек, без помощи искусственных снарядов примитивных.

Им определено предназначение человека и программа развития жизни Вселенной всей.

Чтобы Его понять программу, не разрушать, необходимо изучать, определять значение всего земного.